dimastyi
Димастый
Этим постом я завершаю повествование об операциях в калужской клинике МНТК, через которые мне пришлось пройти. В общей сложности я перенес семь вмешательств, которые завершились в апреле 2016 года.
Для меня это были тяжелые дни и переносил я их внутренне очень непросто.
Следующая поездка в Калугу была запланирована на 5 августа 2015 года. На сей раз по приезду мы заблаговременно заняли очередь к терапевту, но все же пришлось прождать прилично. С каждым последующим посещением было ощущение, что пациентов в клинике становится все больше и больше.
И в этот раз операцию мне назначают уже на следующий день – на 6 августа. Несмотря на то, что уже примерно знаю чего ожидать, я все же пребываю в напряжении и волнении.
И вот шестого с самого утра я жду вызова, и, дождавшись его лишь ко второй половине дня, мы спускаемся в первый холл и медсестра доводит меня до операционной. Анестезиолог тот же самый. Он узнает меня и я, зная, что сейчас предстоит установка векорасширителя, переношу процедуру спокойно.
Да и во время вмешательства, в ходе которого Нина Николаевна удаляет из моего левого глаза тяжелую воду и закачивает силиконовое масло для удержания сетчатки, я более спокоен и расслаблен. И вновь меня с залепленным глазом на выходе подхватывает папа и доводит до комнаты.
В этот раз нас заселяют уже на другой этаж, а за время последующих поездок нам удалось побывать на всех этажах. Но в целом, все комнаты-палаты одинаковы. Разница лишь в том, что окна одних выходят на центральной двор, а других – на обратную часть клиники. Единственный недостаток – отсутствие в номерах столика, удобного для приема пищи, который имеется лишь на шестом этаже.
Не порадовало и то, что второе наше пребывание пришлось на выходные дни, во время которых основных врачей нет и делать в клинике совершенно нечего. По утрам – посещение дежурного терапевта, да в течение дня через определенные промежутки времени – процедурного кабинета. Единственное развлечение – прогулка по территории клиники, да до ближайших магазинов. В остальном же – в выходные просто не знаешь, куда себя деть и чем занять.
Но уже в понедельник после очередного прохождение всех необходимых кабинетов нас выписывают и отпускают в Орел до следующего приезда. Мне назначают целый список глазных мазей и капель и мы отбываем.
10 сентября мы посещаем местный МНТК и врач Игорь Олегович с помощью скальпеля удаляет швы из глаза. Помнится, при этой недолгой процедуре я прям-таки напрягся.
А 29 сентября, буквально через несколько дней после моего 30-летия, предстояло очередное посещение калужской клиники для вмешательства в правый глаз.
Обычно юбилейные даты справляются как-то по особому, но мне тогда было совершенно не до того и день рождения прошел как-то незаметно. Да и вообще с тех пор я утратил к праздником былой интерес.
И вот 29 сентября меня вновь осматривают Михаил Алексеевич и Нина Николаевна.
Да, прошло уже немало времени, и состояние сетчатки правого глаза значительно ухудшилось. И вновь неясно – возможна операция или же нет. Тем не менее, после прохождения диагностических кабинетов, меня направляют к терапевту, который назначает операцию на завтрашний день.
И все повторяется вновь - ранний подъем, легкий завтрак, ожидание, первый холл, анестезия. Но в этот раз вмешательства производит Михаил Алексеевич. Состояние сетчатки правого глаза, по-видимому, хуже, чем было в левом глазу, и ее приходится долго расправлять, разрезать, сшивать, можно сказать, по кусочкам. Процесс, начинающийся с ощущения прокалывания глаза раскаленной спицей, опять-таки уж очень болезненный и к завершению операции я на пределе и держусь из последних сил. Наученный прежним опытом, в этот раз я одеваюсь полегче, но это мало помогает. Майка и шорты вместе с операционной одеждой моментально насквозь пропитываются потом. Но треск лазера затихает и все заканчивается.
Уже в палате, где-то часа через два после операции начинается сильная боль и подступает состояние тошноты. Приходится вызывать медсестру и, благодаря уколу, через некоторое время боль утихает и я засыпаю.
И уже в пятницу 2 октября нас отпускают обратно, а 12 октября мы возвращаемся на второй этап операции по введению силиконового масла в правый глаз.
13 октября я вновь в операционной, а буквально через день, после осмотра Ниной Николаевной, она неожиданно назначает еще одно вмешательство. Оно касается расширения радужки глаза. Его проводит Нина Николаевна и, хотя в операционной я провожу буквально несколько минут, вмешательство есть вмешательство. После этого около месяца глазной белок полностью кровяной, так как в радужной оболочке находится множество мелких кровеносных сосудов и капилляров. В процедурном кабинете, помимо уколов в глаз, капель, закладывания мази под веко и гирудотерапии один из препаратов вводят в скулу. Ощущение очень болезненное, после чего, временами, остаются желтоватые синяки. Каждый укол – как не сильный, но чувствительный удар под глаз.
По окончанию пребывания в клинике, уже ближе к выписке, Нина Николаевна говорит, что пришло время оформлять инвалидность. Тогда слышать это было очень тяжело, и, вернувшись в номер, ощущая полную опустошенность, я не смог сдержать слез. Хотя я уже знал все задолго до этого, но все-таки. Отец, по-моему, воспринял это куда более тяжелей.
Помимо всего прочего, после одного из посещений клиники, где мне при выписке назначали капли для глаз, в аптеке приобрести их не удалось. Буквально пару дней назад они были переведены в реестр наркотических средств. Просто чудесно! Буквально недели две назад мы приобретали их без каких-либо проблем. И уже в Орле, по месту прописки, пришлось идти в поликлинику к офтальмологу, выписывать рецепт, благо, с этим не было никаких проблем, кроме потерянного времени.
Впервые инвалидность мне установили 9 ноября 2015 года. Об этом я еще напишу отдельный пост.
В то время меня, помимо прочего, очень сильно расстраивает нехватка информации, обычно получаемой визуально. Я словно оказался в, так сказать, информационном вакууме. Но, благодаря другу Паше, в один из тех месяцев появляется, пусть не полноценное, но хотя бы частичное решение. Он подсказывает мне о голосовом помощнике в телефоне, использование которого очень помогает мне и по сей день. Так что в послеоперационные дни, дабы занять себя хоть чем-то в клинике, я могу слушать музыку, книги, и не только аудио, искать инфу в инете и общаться в соцсетях и мессенджерах. Об этом я также напишу отдельный пост.
В итоге операций в МНТК у меня в обеих глазах, правом, имеющем в медицинской терминологии обозначение OD (oculus dexter), и левом – OS (oculus sinister), закачано силиконовое масло, на котором держится сетчатка. Проведена ее лазерная припайка. Я вижу мир нечетко, замутненно, будто через очень грязное стекло. В определенном положении глаз, правым глазом я вижу объекты словно они повернуты под углом в 45°. В ясную солнечную погоду все ярко и белым бело, а при наступлении сумерек – полнейшая темнота. Я не различаю лиц людей, а вижу лишь силуэты. Не всегда адекватно удается считать светотень от объектов, да и сами предметы нечетки и замутнены.
В Калугу же мне еще предстоит вернуться в связи с заменой хрусталиков глаз.
И вновь очередное посещени МНТК, на этот раз 8 февраля 2016 года. Замену хрусталика в левом глазу мне проводит врач-офтальмолог Иванов Александр Михайлович из отделения катаракты. В ходе проведения вмешательства мой родной хрусталик растворили, а уже на его место через небольшой разрез внедрен новый искусственный, называемый интраокулярной линзой (ИОЛ).
На тот раз, помнится, в операционной играла приятная музыка я был максимально расслаблен и спокоен. Хрусталики, как в левой, так впоследствии и в правый глаза установили самые лучшие – американские.
После той операции мне было назначено процедур как-то уж слишком много. Увеличилось количество пиявок, уколов, да и плюсом добавили горячие уколы в вену. Последние, видимо, и влияли самым негативным образом на сахар в моей крови. Все послеоперационные дни сахар зашкаливал за двадцатку. Состояние было дерьмовым. Я до сих пор сомневаюсь в том, необходимы ли были эти процедуры и в таком количестве. После предыдущих операций на сетчатке их было намного меньше.
Тогда, задержавшись аж до 15 февраля, при этом вновь захватив выходные дни, обратно в Орел мы возвращались на такси и во время движения мне было дурно, накатывала сильная тошнота, я неоднократно просил водителя остановиться, практически вываливался из машины и блевал. За дни пребывания в клинике было ощущение, что уколы инсулина совершенно не действуют. Лишь спустя несколько дней состояние мое пришло в норму и сахар стабилизировался.
Помню, в тот раз, еще до операции, Нина Николаевна сказала, что можно попробовать подобрать мне очки. Мол, хоть какое-то подспорье. Заказать их можно здесь же – на первом этаже. Я воодушевился, и после подбора мы даже приобрели очки с диоптриями +8 на каждый глаз, но, как оказалось впоследствии, они оказались бесполезны. Буквально на несколько дней все стало почетче и посветлей, но вскоре скатилось еще в худшую сторону. Так что очки я практически сразу забросил подальше.
А 29 марта 2016 года мы снова посещаем калужский МНТК – и это уже седьмая поездка – для замены хрусталика в правом глазу.
В тот раз, хотя операция была запланирована заранее, в клинике не оказалось свободных мест и нам посоветовали разместиться на одну ночь в ближайшей гостинице. Иных вариантов не было. На следующий же день в клинике освободились места и нас разместили в палату.
Из разговоров врачей после осмотра я понял, что состояние с правым глазом сложное. В нем было множество спаек и я, слушая их, был весь в напряжении. В этот раз замену хрусталика проводил Романенко Сергей Яковлевич.
Вмешательство, проведенное на следующий день, по ощущениям оказалось более болезненным, чем я ожидал, опираясь на предыдущую замену. По-видимому, сказывалось состояние правого глаза и, несмотря на анестезию, чувствовался сильный дискомфорт.
В этот раз нас отпустили быстро – и уже 1 апреля 2016 мы ехали обратно в Орел.
На этом этапе врачи сделали всё возможное, и теперь предстояло лишь время от времени посещать местное отделение МНТК по приезду специалиста для наблюдения за состоянием глаз и измерения внутриглазного давления.
Ничего большего в моем случае медицина предложить не могла и это, конечно, печально. Наука, естественно, не стоит на месте, но решение может быть найдено как и завтра, так и через долгие-долгие годы, а, возможно, и столетия. Не хочется сгущать краски, но тут уж по факту, как есть.
А впереди меня ждет еще одна операция, но уже не у нас, минуты уныния, разочарований, подъемов, надежд, множество вопросов и постоянный поиск ответов и возможных решений вне сферы медицины, не имеющей на сей момент более никаких методик и технологий, способных помочь мне.
Обо всём этом и не только я и продолжу в дальнейшем.

@темы: мнтк, катаракта, калуга, вмешательство, сетчатка, орел, операция